26 сентября 2017 г.
























Loading ...



29.07.2009 12:40 Личное мнение
Ирина Беленькая: Моя Лиза с сумасшедшим Андре не останется

Россиянка Ирина Беленькая, чья семейная драма известна всему миру, после похищения во Франции 3-летней дочери Лизы не давала интервью отечественным журналистам. Ее родственники, гражданский муж Владислав и подруги на все просьбы отвечали отказом: «Без разрешения Ирины и адвоката - никаких публикаций».

Ну а вопросов к женщине было много. В прессе и Интернете Беленькую обвиняли в измене первому мужу (жила с россиянином Владиславом Исаевым, но «снюхалась» с французом), в том, что, уехав во Францию, бросила старшую дочку Сашу (зачем же этой кукушке Лиза?), в том, что в двух странах женщина одновременно жила с двумя разными мужчинами. Дальше всех пошла на «Эхе Москвы» Юлия Латынина, прозрачно намекнувшая, что Беленькая - проститутка (по крайней мере именно так поняли ее слова пользователи глобальной Сети).

Между тем СМИ Франции захлебывались от восторга, описывая «взор россиянки, туман которого теряется в горах родной Осетии» (Ирина русская, но родилась в Северной Осетии. - Ред.), и ее хрупкость, но ярость в битве за дочь: «Чуть больше, чем кошка. Скорее львица» (цитаты из «Пари-матч»)...

Ирина Юрьевна наконец согласилась поговорить.
 

Первое впечатление: эта леди из железа. Сила духа такая, что Ирина может командовать фронтом. Говоря о Лизе, старается иронизировать.

Голос надтреснутый. Бывшего мужа называет «месье Андре».

«Я НЕ ПРОСТИТУТКА, Я ГЕОЛОГ»

- Ирина, вы знаете, что пишут о вас в русской зоне Интернета?

- Я просматриваю российскую прессу, и мне становится плохо, я хватаюсь за сердце, мне жалко моих родителей, которые во всем этом живут. Мне стыдно перед друзьями, которых у меня огромное количество по всему миру: мне присылают эти статьи из Англии, Аргентины... Просто кошмар, что сделала пресса с россиянкой Ириной Беленькой. Отдельное спасибо Юлии Латыниной. Молодец, Юлия Латынина!

Я окончила аспирантуру МГУ, в 2000 году получила президентский грант (его удостоились два студента на курсе. - Ред.): проходила стажировку в Бельгии и Франции, в Университете Жюсье в Париже, около тридцати раз выезжала на международные конференции. Моя научная специализация - морской геолог-нефтяник.

Отец моей старшей дочери Владислав Исаев - преподаватель МГУ.

В Москве я работала в сервисной нефтяной компании, специалистом по компьютерному моделированию газонефтяных бассейнов. Теперь мне пришлось уволиться.

- Никто не понимает ваших отношений с мужчинами. Вы замужем за Владиславом - и вдруг начинаете переписку по компьютеру с Андре. Как пишут французские журналисты: «Тысячи сообщений о людях, жизни, книгах»...
 

- Про тысячи сообщений не скажу (смешок. - Ред.), вообще переписка была. Но я тогда была одна.

Я знаю Владислава с первого курса МГУ, даже раньше: я работала в библиотеке университета; Слава на четыре года старше меня. Во время аспирантуры я, как уже сказала, уезжала в  Жюсье, вернулась, родила Сашу, и, когда ей был год, мы с Владиславом расстались. И вот тогда Андре мне написал...

Я его видела в Жюсье два или три раза, в лаборатории. Он младший научный сотрудник.

- А... как же  знаменитый океанолог, коллега Кусто?

- Да перестаньте. У него есть несколько работ в международных журналах, статей уровня аспирантуры. Это максимум.

- Подождите, вот статья из «Пари- матч», в ней автор спрашивает вас: «Ирина, что вам понравилось в господине Андре?» -  и вы, не колеблясь, отвечаете: «Его интеллект...»

- (Задумывается.) Да, он очень, очень, очень умный... Я же не говорю, что он простой научный сотрудник потому, что дурачок. Просто, чтобы достигнуть большего, нужно брать на себя ответственность: вести студентов, разрабатывать свое направление. А он делал стандартную работу по контрактам: описывал спутниковые снимки, изучал планктон в Средиземном море, в Индийском и Тихом океанах...

Мы переписывались год. Я приезжала к нему во Францию, он приезжал в Москву, мы познакомили друг друга с родителями. Да, не могу сказать, чтобы мои родители обрадовались. Скорее были против.

В 2003 году я уехала к Андре на Гоа, мы поженились. Саше было три года, как сейчас Лизе.

«САША ПОЧТИ ВСЕ ВРЕМЯ БЫЛА СО МНОЙ»

- Вот второй момент, за который вас топчут: вы бросили Сашу с ее папой, но почему-то не хотите оставить другому папе Лизу...

- Я никогда не бросала Сашу. Саша на Гоа уехала со мной, и в Москву она вернулась уже после того, как у Андре закончился контракт в Индии и мы все втроем, я, Саша и он, переехали во Францию.

Мне пришлось отправить дочку в Россию потому, что я оказалась не в состоянии организовать ее жизнь во Франции. Что значит жизнь? То есть учебу, детский садик... Потому что мы жили в доме его родителей, и жизнь была довольно тяжелая...

- Французские бабушка и дедушка не приняли Сашу?

- Нет, не приняли. И меня не приняли: мадам даже плевала мне в кофе, просто я, недогадливая девочка, не сразу это заметила.

А чтобы жить отдельно от родителей, не было денег: его зарплата -  около двух тысяч евро, а аренда квартиры в Париже - за тысячу евро. Я работать не могла: мы же не жили на одном месте, несколько месяцев - и у Андре новый контракт на Гоа...

Сам он относился к Саше странно: поначалу настаивал, чтобы я лишила Славу родительских прав, чтобы он, Андре, стал официальным лицом, отцом. И с того момента, как я категорически отказалась, считал, что больше к Саше отношения не имеет.
 

В общем, Слава и я решили, что Саше лучше пока остаться с папой. Потому что в Москве хороший садик, потому что там она может заниматься рисованием: она рисует в студии при Пушкинском музее и ходит в музыкальную школу, очень хорошо играет сейчас на скрипке...

Я видела Сашу каждые два-три месяца: либо она ко мне приезжала, либо я к ней. Если посчитать суммарно, за четыре года брака с Андре Саша жила без меня примерно год: остальное время мы были вместе.

Старшая дочь и сейчас со мной, я привезла ее во Францию (где-то в комнате, вне зоны видимости камеры, действительно играет ребенок: доносится детский голос. - Ред.).

«ТРЕБОВАЛ СДЕЛАТЬ АБОРТ»

- Проясните, где родилась Лиза. Владислав по ТВ говорил, что в Москве, а адвокат Тюрин утверждает, что вы показывали ему свидетельство о рождении, выданное во Франции...

- Вот сейчас возьмите ручку и запишите: в октябре 2008 года, когда Андре украл Лизу, я пришла к адвокату Тюрину по совету случайного человека. Я объяснила ему ситуацию, сказала, что уже подала на развод с Андре в российский суд и в этом же иске запросила определение места жительства ребенка. На что Тюрин ответил, что дело это очень сложное. Что исковое заявление написано неправильно. И что за три тысячи долларов он готов переписать заявление.

Я сказала спасибо и вышла из кабинета. Больше я с этим человеком не общалась. Никаких документов, кроме российского свидетельства о рождении девочки, выданного Академическим загсом Москвы, ему не показывала. Почему Тюрин выступает в СМИ о моем деле и распространяет ложную информацию о том, что Лиза родилась во Франции, я не знаю.

Не могу утверждать, платил ли Андре товарищу Тюрину: с этим будет разбираться милиция. Пока могу сказать, что дезинформация в двух странах велась очень интересно: Тюрин полностью дублировал в России то, что говорил во французской прессе месье Андре, пользуясь тем, что я нахожусь в тюрьме.

Сейчас я составляю жалобу в коллегию адвокатов Москвы с тем, чтобы они разобрались в этой ситуации.

Лиза родилась в Москве, потому что на третьем месяце моей беременности месье Андре понял, «что он не готов еще стать отцом», и потребовал сделать аборт. Я уехала от него с Гоа с одной сумкой; в аэропорту в России меня встретил Владислав... Он же встречал меня из роддома.

- Этот мужчина любит вас!

- Слава - чудесный человек, он нормальный русский мужик. У него все как у нормальных людей: много друзей, которым он очень верен и которые его любят. Семья и дети для него стоят на первом плане. За двадцать лет нашего знакомства этот человек ни разу не предал не только меня, но и кого бы то ни было в своем окружении. Он действительно меня поддерживает. Может, потому, что любит, может, еще и потому, что меня знает. А может, потому, что понимает не только мои, но и свои ошибки.
 

«У ФРАНЦУЗА ПОЕХАЛА КРЫША?»

- Как же случилось, что вы опять пустили Андре в свою жизнь? Зачем? Ведь Владислав, как я понимаю, был готов удочерить Лизу?!

- У меня позиция была принципиальная: Андре является отцом ребенка, значит, он будет с ней общаться точно так же, как Слава общается с Сашей. Я считала: у Саши есть семья мамы и семья папы - так же будет и у Лизы. Я думаю, я поступила честно.

- Но именно этот поступок стал причиной сегодняшнего тупика...

- То же мне сказал мой психэксперт: я только что прошла экспертизу по постановлению французского суда; специалист выдал: «Свою проблему вы создали сами: это вы сделали Андре документы...» Он появился, когда Лизе был месяц: прилетел на три дня в Москву, чтобы сделать ей в посольстве Франции документы. Прилетел - и у него поехала крыша.

Дело в том, что Лиза, когда родилась, была довольно сильно похожа на него. А ваш месье Андре, как бы это объяснить... Считает, что принадлежит к редкому типу людей. Прямо скажем: таких умных людей на свете немного. И Лиза, поскольку очень похожа на него, имеет большие шансы тоже стать очень умной.

- И... давно с ним это?

- Эта категория присутствовала всегда. Он и его мама - представители высшего общества, так сказать, суперлюди.

- И после этого вы вернулись к ним?!

- Андре шантажировал меня, клялся, что кончит жизнь самоубийством!  Я была просто потрясена, я была в шоке от такого поведения.

До моего возвращения был еще момент, когда (Лизе было четыре-пять месяцев) я привезла ее во Францию, чтобы французская часть семьи увидела девочку. Бабушки, дедушки, дяди, тети - собралось, наверное, человек двадцать. А месье Андре взял ребенка и исчез. И где Лиза была в течение двух дней, я не знаю. Когда он вернулся, я заявила, что иду в полицию. Он плакал, умолял  простить его, обещал, что никогда больше так не будет, что, если я заявлю, помрет страшной смертью... Истерики, слезы, сопли.

Я приняла роковое решение, потому что видела, как человек страдает: без ребенка жить не может. Плюс в этот момент мы начали сильно ссориться со Славой: он был против любого общения Андре с ребенком.

Я уехала к Андре в мае 2006 года, когда Лизе было восемь месяцев. Все плохое повторилось: снова безденежье, жизнь с родителями, невозможность быть с Сашей. А в ноябре 2007 года поведение Андре резко изменилось. Вдруг. Разом.

Мне надо было лететь в Москву: Слава улетал в командировку, Сашу не с кем было оставить. Андре заявил - дословно: «Элиза в Россию никогда не поедет и по-русски разговаривать не будет. Мы с тобой разведемся, тебя признают сумасшедшей, ты будешь платить алименты, а я уеду с Лиз в Венесуэлу».

Он отключил все телефоны и Интернет, в один день у меня пропали кредитные карты и все документы, кроме российского паспорта, который я предусмотрительно хранила в недоступном месте. И началась тотальная слежка месье Андре и мадам, его мамы: куда бы я ни шла, за мной по улице шел хвост.
 

«ОН ВСЕ ГОТОВИЛ ЗАРАНЕЕ»

- Так ли внезапно все было? Господин Андре жаловался, что незадолго до этого вы уже ездили в Россию и по возвращении Лиза назвала его Славой. Это стало последней каплей...

- Сомневаюсь, чтобы Лиза назвала его Славой: ей было тогда два года, она заговорила позже, в России. Даже если назвала, я не вижу в этом ничего странного или страшного.

Но насчет внезапности вы правы: мы сейчас смотрим, сколько документов было подделано за моей спиной, и понимаем, что он все подготовил заранее, спланировал всю операцию по похищению Лизы. Пользуясь тем, что я почти не говорю по-французски,  ложно переводил бумаги, которые приносил мне на подпись.

И основной такой документ - свидетельство о рождении Лизы, которое мы получили во французском посольстве в Москве, - помните, когда Андре прилетал на три дня? - без официального перевода, с переводом господина Андре.

Там оказалось написано, что я постоянно проживаю в доме месье Андре и Лиза тоже. Я физически не могла жить тогда во Франции: у меня виз в паспорте на этот период нет! Вид на жительство я получила только спустя два года, в 2007-м! А по закону место жительства - чувствительный момент, в зависимости от него выдаются прочие документы...

Французское гражданство Лизы Андре оформил без моего разрешения и моей подписи. В общем, когда дошло до развода, за два дня судья принял решение, что я не имею на дочь никаких прав, кроме одного посещения в неделю... В тот же день я уехала в Москву.

Не к Владиславу: с Владиславом мы стали жить позже. Понятно, что детям нужна семья, а не мама или папа, приходящие поиграть...

Андре писал письма: «Я тебя люблю, срочно вернись домой, я просто ошибся, никакого решения суда не было», - потом стал угрожать... Я просто перестала на это реагировать.

Кстати, все угрозы зафиксированы в уголовном деле, которое ведется в отношении Андре в России и во Франции.

«РАЗМАЗЫВАЯ СОПЛИ ПО ЭКРАНУ»

- В отношении месье Андре во Франции есть уголовное дело?!

- Да, уголовное дело по поводу воровства ребенка в 2008 году в России, потому как согласно французским законам независимо от того, в какой стране подданный Франции совершил преступление, он будет судиться на родине. Месяц назад мы написали жалобу на имя генерального прокурора Франции, он ответил, что информация принята к расследованию. Второе уголовное дело - об угрозе жизни Саши: 22 марта 2009 года, после того как я увезла Лизу, Слава получил SMS: «100 тысяч за голову Саши, русские, двигайтесь быстрее». Сейчас полиция выясняет, с чьего номера было отправлено  сообщение. Согласно французским законам это от 3 до 5 лет лишения свободы.

- Известно, что вы пережили, когда Андре увез Лизу. Судья разрешил вам уже не одну встречу, а один звонок дочери в неделю...

- Первое, что он сделал, когда привез Лизу во Францию, - повел трехлетнего испуганного ребенка, который почти не помнил его и не говорил по-французски, на допрос в полицию!

Когда спустя четыре месяца мы смогли ей позвонить, она уже ни слова не говорила по-русски, а раньше знала всего Маршака и Чуковского наизусть. Когда мы спросили, почему так, она объяснила: «Мама, папа сказал, что по-русски разговаривают свиньи...»

- А потом вы поехали во Францию и подстерегли бывшего мужа...

- А как бы вы сделали, если бы знали, что ваш ребенок в опасности?

Как я приехала во Францию и что я здесь делала - предмет судебного разбирательства. Я не знаю, есть ли у полиции что-нибудь, кроме темно-синих глаз месье Андре, которые он три недели демонстрировал всему миру, одновременно размазывая сопли по экранам телевизоров.

Выпустили меня сразу после дачи объяснительных показаний (наша соотечественница была задержана на границе Венгрии с Украиной и через полтора месяца передана французскому правосудию. - Ред.).

Анатолий Григорьевич Кучерена попробовал договориться с Андре и прийти к мировому соглашению, которое сам же Андре и предложил в пору своей медиаактивности. Тогда он представлял собой голубя мира: «Я хочу, чтобы все дети, находящиеся в такой ситуации... у Лизы должны быть и мать, и отец...»

Я сразу сказала: «Ничего у вас не получится». С этим человеком надо говорить только с позиции закона либо силы. Тем более что, как справедливо написала ваша газета, Лиза для него - это деньги. Я не думаю, что он получает за нее большие пособия; наверняка что-то получает, у меня нет точной информации, но вопрос стоит глубже. Первое - я должна платить алименты, второе - отец Саши должен выплатить ему от ста до трехсот тысяч евро. На каком основании? Ни на каком, просто так.

Тема денег у Андре звучит постоянно: он пишет письмо в российское посольство во Франции, довольно длинное, довольно грозное, а в конце: «Дайте денег». Он создал Ассоциацию Aidelise: первое, что вы видите, когда забиваете ее название в поисковике (то, что забито в код сайта): «Благодарим за присланный чек...»

«СВИНЬЯ, КОТОРАЯ ЖИВЕТ В МОСКВЕ»

- Что вы делаете теперь?

- Мы подали апелляцию на последнее решение суда. Подали иск в Страсбург, в Суд по правам человека, по поводу действий этого судьи, по поводу моего ареста в Венгрии и неправомерного поднятия полицейской тревоги, когда я забрала Лизу. Иск принят к рассмотрению.

Я видела дочь 15 июля, чувствует она себя плохо: сопли и что-то с легкими, я думаю, это бронхит. Выглядит, как бедный, несчастный, замученный ребенок. В голове у нее все перемешалось: когда увидела Сашу, то сначала страшно обрадовалась, просто не отрывалась от Саши, а потом в какой-то момент стала сама с собой разговаривать: «Саша - это такая злая девочка, свинья, которая живет в Москве». То же повторяется по поводу Славы.

Согласно решению суда я имею право видеть дочь в здании организации ARCHIPEL, но в августе эта организация закрыта. Судья предложила нам в августе не видеться вообще. Российское консульство предлагало свое помещение, под гарантии консульства, - судья отказала.

- Ирина, мы убедились: Франция не считается с российскими гражданами...

- Абсолютно.

- Как вы собираетесь строить свою жизнь, если Лизу оставят у Андре? Вы будете жить во Франции?

- Ульяна, я не могу ответить на ваш вопрос, мне все его задают. Я могу сказать одно: я хочу вернуться домой вместе со своими детьми.

Когда в «Пари-матч» написали, что Париж был для Ирины Беленькой волшебным замком, мне оставалось только улыбнуться. До того момента, как я приехала в Париж, мне пришлось поменять загранпаспорт: не было страниц для новых виз. Мне было 30 лет, когда я сюда попала, в багаже уже были предложения остаться за границей, чтобы продолжить учебу, но я не знаю школы лучше МГУ. Журналисты, перестаньте мыслить штампами! Чтобы жить полной жизнью, мне не нужно ехать во Францию или Португалию. Я здесь случайно.

Сейчас месье Андре назначена особая психиатрическая экспертиза, я жду ее результатов.

Если у этого человека действительно есть психические отклонения, я сделаю все, чтобы ребенок с ним не остался. Вплоть до приемной семьи, пишет "Комсомольская правда".


Ваше имя:
E-mail:
Город:
Ваш комментарий:

Число на картинке:







RSS Rambler's Top100
© 2013 Разводы.Ру. E-mail: info@razvody.ru